Российские семинары Мастера Ван Лина: Москва 13-14 октября, подмосковье 15-21 октября 2018

Печать

Автор: Алёна Моденова, Дзержинск.

Автор: Администрация Школы.

Три желания

Сергей смотрел сверху вниз на себя самого, лежащего неподвижно на столе. Вокруг него суетились врачи и медсёстры, в углу операционной бесформенной кучей лежала его окровавленная одежда. Зигзагообразная линия на тёмном экране резко дёрнулась и превратилась в прямую.  Третий раз за последние два часа, что его тело провело в операционной. И этот третий раз оказался последним. Пожилой врач, как ни старался, так и не смог совершить чудо в четвёртый раз, и линия на экране осталась прямой.

- Реанимационные действия результатов не принесли, - сказал врач, закрыв глаза ладонью. – Время смерти...

Сергей не услышал времени смерти. Резкий свет операционной становился всё ярче и ярче, пока окружающие предметы не утонули в ослепительном сиянии. Потом свет медленно растворился во тьме. Сергей плыл куда-то, вверх или вниз, он не понимал. Направления просто исчезли, как звуки, запахи, и вообще всё. Остались только Сергей и бесконечная бездна.

 

Времени тоже больше не было, поэтому Сергей не смог бы сказать… впрочем, он ничего не смог бы сказать. Не было больше ни слов, ни голосов.

Появилось слабое мерцание. Оно притягивало Сергея к себе, пока он не оказался совсем близко от огромного сияющего шара. Сергей всматривался вглубь свечения не в силах отвести взгляд. Шар был как будто целой вселенной с множеством экосистем, живых существ, их идей, намерений, эмоций. Всё это кружилось внутри шара с огромной скоростью, сложности связей, создававшихся и распадавшихся в этой вселенной, выходили далеко за пределы понимания человеческого разума.

Формы рождались, менялись и исчезали бесконечно быстро, оставляя о себе лишь воспоминания. Вдруг в хаосе вселенной выделилась светящаяся точка. Она росла, приближаясь к Сергею, и становилась всё ярче. И вот перед ним оказался сияющий шар. Он отделился от глобальной сферы и вошёл в Сергея. За первым шаром последовали ещё два.

Теперь Сергей был не один. Внутри него существовали три огонька, связывавшие его с другими существами.

Сорок дней, - донеслось из светящейся сферы, и всё исчезло.

Сергей парил над городом. Три маленьких огонька тлели внутри него, ожидая своего часа.

А если я откажусь?

Как только сознание Сергея породило этот импульс, по улицам пробежала рябь, и город стал трескаться, как будто расползаясь по швам, потом он и вовсе распался, открывая огромную чёрную воронку. И это была уже не та тьма, где Сергей оказался сразу после ухода. Воронка вела туда, где всё сливалось в один бесконечный ужас.

Я согласен.

Воронка исчезла, и Сергей снова увидел крыши города. Он обратил взор в себя и сосредоточился на первом огоньке. Тлеющая точка становилась горячее, пока не расширилась до сознания, впустившего Сергея в себя.

Он стал тринадцатилетним нескладным мальчишкой с копной вечно спутанных соломенных волос и россыпью веснушек, которых очень стеснялся, потому что ребята дразнили его конопатым. Мальчик сидел на полу перед стареньким телевизором и следил за тем, как по льду скользят хоккеисты в разноцветных свитерах. Голос за кадром рассказывал о первой тренировке сборной России. Потом на экране появился серьёзный мужчина и стал говорить о звеньях, вратарской бригаде и стратегиях.

- Что, Петька, это уже окончательный состав? – спросил мужчина, сидевший на диване и листавший газету.

- Нет, расширенный, - ответил Петька, обернувшись.

В комнату вошла женщина с жестяным тазом, полным мокрого белья, в руках.

- Давай помогу, мам. – Петька вскочил и потянулся к тазу.

- Да ладно уж, - улыбнулась женщина. – Смотри свой хоккей. Только не сиди так близко, а то глаза испортишь.

Петька открыл для мамы балконную дверь и вернулся на своё место. Теперь на экране менялись панорамы европейского города, голос за кадром рассказывал о новой многофункциональной ледовой арене, о том, сколько будут стоить билеты на финальные матчи, и где приобрести сувениры.

- Вот бы туда съездить, - мечтательно протянул Петька.

- Да, было бы здорово, - согласился его отец. – Только нам такое удовольствие не по карману.

Петька печально вздохнул.

Сергей отделился от сознания мальчишки и теперь наблюдал картину со стороны. Он посмотрел на реальность под другим углом, и перед ним открылась бесконечная сеть связей. С огромной скоростью он искал нужные скрепы и пересечения причин и следствий. Наконец он нашёл то, что нужно.

Петька сидел за письменным столом с потрескавшейся полировкой и, подперев рукой голову, смотрел в тетрадь. Задачка никак не решалась, и Петька задумчиво чесал ручкой за ухом.

Сергей осторожно подвинул кончик ручки, и она выскользнула из Петькиной руки. Мальчик нагнулся, поднял ручку и бросил на стол. Сергей, пробывший некоторое время в сознании Петьки, знал, что сейчас мальчик взъерошит волосы и отправится на кухню попить воды. Как раз вовремя. Петька налил в стакан воду из стеклянного графина и задумчиво уставился в окно. Так ничего не выйдет. Сергей приблизился к Петьке и осторожно приоткрыл его сознание, чтобы мальчик обратил внимание звук маленького радиоприёмника.

- И мы начинаем нашу игру «Хет-трик»! – весело объявил ведущий (в этот момент от помешивал горячий кофе пластиковой ложечкой). – Я напоминаю, что вам нужно дозвониться к нам в прямой эфир, правильно ответить на три вопроса – и две путёвки на чемпионат мира по хоккею ваши! Набирайте скорей наш номер…

«Нет, - подумал Петька. – Ничего у меня не получится».

Получится.

«Да нет».

Получится.

«Может, всё-таки попробовать?»

Звони уже!

Петька поставил стакан на стол и пошёл в прихожую. Он поднял трубку старенького дискового телефона и протянул руку, чтобы набрать номер.

«Да там, наверное, тысячи звонков».

Но дозвонишься именно ты.

Петька выдохнул и набрал номер.

В это время его отец жевал бутерброд с колбасой, сидя на трубе. Погода стояла отличная, и бригада слесарей проводила обеденный перерыв на улице.

- Иваныч, прибавь-ка радио, - сказал Матвей, весёлый румяный бородач, отец троих дочерей и одного сына, о котором понятия не имел. Иваныч, худощавый лысеющий малый, страдавший от язвы желудка, зажал коленями термос с чаем и потянулся к приёмнику.

- Итак, к нам дозвонился школьник Петя, - сказал ведущий. – Ну что, Петя, ты готов ответить на наши вопросы?

- Да.

Услышав Петькин голос, его отец подавился бутербродом. Матвей так хлопнул его по спине, что небольшой кусок жидкой кашицы вылетел из горла и угодил прямо в глаз Иванычу.

- Итак, Петя, первый вопрос, - продолжал ведущий. – Под каким номером играл легендарный Павел Буре в составе «Ванкувер Кэннакс»?

- Под десятым, - быстро ответил Петька. – Этот номер выведен из обращения в клубе и навсегда закреплён за Буре.

Пока Петька отвечал на вопрос, его отец никак не мог прокашляться. Он размахивал руками, показывая на радиоприёмник.

- Да что такое? – Матвей обеспокоенно наклонился к товарищу.

- Мой сын, - просипел Петькин отец.

- Ааа, вон оно что, - широко улыбнулся Матвей. – Ну-ка, Иваныч, прибваь-ка ещё, поболеем за мальца.

- И это правильный ответ! – сказал ведущий. – Внимание, Петя, второй вопрос. Кто признан величайшим хоккеистом двадцатого века по версии Международной Федерации Хоккея?

- Владислав Третьяк, - моментально ответил Петька.

- И снова правильный ответ!

Бригада слесарей дружно зааплодировала.

- Поздравляю, Петя, ты сделал дубль! Ты получаешь набор сувениров с символикой сборной России! Петя, ты можешь сейчас закончить игру или ответить ещё на один вопрос, чтобы выиграть поездку на чемпионат мира. Ну что, Петя, играем дальше?

- Да, - сказал Петя. Лёгкая дрожь в его голосе выдавала волнение.

- Итак, Петя идёт на хет-трик. Внимание, вопрос. Какой клуб Национальной Хоккейной Лиги стал первым обладателем Кубка Стэнли в 1927 году?

Петя на секунду задумался.

Давай, ты это знаешь. Это были «Оттава Сенаторз».

- Это были «Оттава Сенаторз», - наконец сказал Петька.

- И это правильный ответ! – прокричал ведущий, отчаянно стараясь выдать такую громкость за проявление эмоций. На самом деле он только что пролил горячий кофе себе на джинсы.

Слесаря вскочили на ноги и, смеясь, бросились обнимать друг друга.

Сергей слегка отстранился. Всё покрылось лёгкой рябью, и он увидел, как Петька в безразмерном красном свитере с двуглавым орлом на груди размахивает флагом на переполненной трибуне, как он берёт автограф у капитана сборной, «Я хочу стать таким же, как вы», как он сам бегает по льду… И вот Петька, высокий широкоплечий парень, в красной форме выходит на лёд под рёв толпы. Конопушки никуда не делись, но теперь от них в восторге девочки. Петькин отец, владелец собственной автомастерской, с гордостью смотрит на него с трибуны.

Матвей смотрит матч по телевизору. Недавно он в десятый раз стал дедушкой. Правда, знает он только о семи внуках. Иваныч умер за пять лет до этого. А радиоведущий, когда-то проливший кофе на штаны, комментирует игру для центрального телеканала и понятия не имеет о том, что один из лидеров сборной когда-то выиграл билеты на чемпионат мира в его программе на радио.

Сергей снова парил над землёй. Он позвал второй огонёк. Тот запульсировал, потом разгорелся, распространяясь на всё пространство. Свечение стало сжиматься, становясь всё меньше и горячее, пока, наконец, не превратилось в светящуюся точку. Это было пламя тонкой праздничной свечки на торте.

- Ну, Карина, теперь загадывай желание! – полненькая женщина в аляповатом, чересчур ярком платье сделала шаг назад и подняла фотоаппарат так, чтобы поймать момент, когда её племянница задует свечи на торте.

«Хочу похудеть!» - сосредоточенно подумала Карина и изо всех сил подула на свечи. На торте было семнадцать свечей, и половине из них Сергей не дал погаснуть. В тот момент, когда не очень сильная струя воздуха заколыхала пламя свечей, Сергей увидел Карину с другой стороны. Пространство превратилось в бесконечный тоннель красок и звуков, и Сергей устремился в прошлое. Все женщины в семье Карины отличались пышными формами, а сама она в детстве была одной из тех милых деток, которым никто не в состоянии отказать хоть в чём-нибудь. Окружающие умилялись её розовым щёчкам с очаровательными ямочками, и стоило ей только попросить, наперебой угощали конфетами, плюшками и шоколадками. И в шесть лет прозвучал диагноз «ожирение». Мама, тетки и бабушки, скрепя сердце, перевели девочку на строгую диету. Карина устраивала истерики, била посуду, а однажды даже пыталась поджечь квартиру. И всё из-за того, что ей категорически отказывали в сладостях.

- Ну неужели ей нельзя скушать хотя бы слоечку? – спрашивала бабушка, с жалостью глядя на малышку. – Ну что страшного может случиться? - И ничего она не толстая, - говорила тётя. – Я вот всю жизнь ношу пятьдесят третий размер, и не считаю себя толстой. Просто у меня кость широкая.

Тогда тётя Карины ещё не знала, что находится на пути к сахарному диабету, и через каких-то два года заболевание возьмёт своё. Тогда женщина похудеет на двадцать килограммов и окажется, что кость у неё не такая уж широкая.

Диета помогла, и Карина удерживала нормальный вес вплоть до десятого класса, когда новая учительница физкультуры назвала её жирной. Карина тогда не смогла с первого раза сдать норматив по прыжкам, и новый педагог прокричала ей прямо в лицо:

- Если бы ты поменьше жрала, то и проблем бы не было! Два тебе, жирная свинья!

На том уроке досталось почти всем ученикам класса. Среди них оказались также «тощая задница», «тупой баран», «сопля на перекладине», «размалёванная идиотка» и множество других неприятных существ. Мало кто знал, но в своё время учительница по настоянию мужа сделала больше десяти абортов, потом была серия запоев. После попытки самоубийства и курса лечения женщина возненавидела детей. В той школе она проработала всего полгода, и после многочисленных жалоб родителей была уволена.

«Жирная свинья» засела в памяти Карины надолго. Теперь в зеркале она видела не симпатичную девочку, а заплывшую жиром уродину. Карина записалась на танцы, начала считать калории и бегать по утрам.

Потеря веса превратилась в манию. Карина постоянно высчитывала свой идеальный вес, но как только приближалась к этому показателю, понимала, что она ещё недостаточно стройна. И планка отодвигалась ещё дальше.

К семнадцати годам при росте в сто семьдесят пять сантиметров Карина весила всего сорок пять килограммов. И всё равно считала себя слишком толстой. Каждый раз она загадывала одно и то же желание – похудеть.

Вот и теперь задувая свечи, она пожелала сбросить вес. Но свечи на торте не погасли, и это обстоятельство не укрылось от родных Карины.

- Какая же ты стала худенькая, - нараспев произнесла бабушка. – Даже свечки задуть не можешь.

- Всё я могу, - огрызнулась Карина и задула свечки по одной.

Семейство было так увлечено встречей, что никто не обратил внимания на то, что Карина постоянно отлучалась в туалет. Некоторое время назад одна её знакомая из группы по похудению подсказала ей, как обмануть родителей.

«Можеш есть все что хочеш, а патом просто, надо вызвать рвотный пазыв», - написала подруга в социальной сети. Подробная инструкция в картинках прилагалась.

Мама Карины, давно обеспокоенная странным увлечением дочери, была рада, когда та начала нормально питаться. Но потом выяснилось, что, несмотря на хороший аппетит, вес всё равно продолжал убывать.

Карина была одержима идеей похудения. Ей было всё равно, куда поступать после школы, её не волновало выпадение волос, постоянный озноб, истерики и отёки, она с упорством маньяка искала очередной способ сбросить вес.

Утром после завтрака и «сеанса освобождения от лишних калорий» Карина вместо подготовки к тесту по истории давала девочкам советы на форуме. Она уже считалась кем-то вроде гуру борьбы с лишним весом.

Одна из девочек прислала ей ссылку на очередной сайт, рекламирующий чудо-таблетки. Огонёк разгорелся.

Не стоит ей этого делать.

Сергей не дал ссылке открыться. Вместо этого он в потоке информации выудил другой сайт. Как до этого он из огромного числа телефонных звонков дал дорогу только одному, Петькиному, так теперь он отправил Карине сайт, который мог бы помочь ей пересмотреть отношение к себе самой и своим пропорциям.

Но Карина даже не стала вникать в суть страницы, и просто сразу кликнула на крестик. Она снова и снова пыталась открыть ссылку, а Сергей снова и снова отправлял её на другие ресурсы. В конце концов, Карина решила найти название препарата через поисковую систему. Сергей перекрыл доступ к Интернету.

Всё время, пока он отчаянно пытался не дать Карине заказать таблетки, огонёк в его груди становился всё горячее. И теперь он разросся до огромных размеров и стал таким горячим, что невозможно было терпеть. Этот жар заставлял плавиться саму суть реальности, всё, что он втягивал в себя, было обречено гореть в этом пламени вечно.

Хорошо, хорошо!!

Жар медленно сжался до размеров небольшого шарика.

Раз она так хочет...

А она хотела. Очень сильно хотела. Сергей открыл Карине доступ к сайту. Она, не долго думая, заказала таблетки, обещавшие «потрясающий результат». А через час курьер принёс ей белую пластиковую баночку с пилюлями.

Карина достала пузырёк с витаминами, которые ей недавно прописал врач. Она высыпала таблетки в унитаз и спустила воду. Капсулы из только что прибывшего пузырька перекочевали в баночку для витаминов, а сам пузырёк отправился в мусоропровод вместе с инструкцией по применению и списком противопоказаний.

Сергей ничего не мог сделать. Он печально следил за тем, как пластиковый пузырёк летит вниз по широкой металлической трубе. Он знал, что препарат подействует, и видел, чем это закончится.

Карина поставила открытую баночку с новыми таблетками на край стола и потянулась за чайником, чтобы налить воду в чашку. Пушистый белый кот, сидя на подоконнике, внимательно следил за её движениями.

Хочешь попробовать, а? – смеясь, спросила Карина. – Тебе, кстати, тоже не мешало бы похудеть.

Когда она отвернулась, Сергей приблизился к коту и открыл образ огромного желтоглазого волка, в ярости обнажающего острые клыки. Кот взвизгнул и бросился бежать. По пути он опрокинул сахарницу, вазу с яблоками и пузырёк с таблетками, которые рассыпались по всей кухне.

Карина вздрогнула и пролила воду из чашки.

- Глупая скотина, - сквозь зубы бормотала она, ползая на коленях и собирая таблетки.

Всю следующую неделю семья недоумевала, почему кот, раньше ленивый и ласковый, так странно себя ведёт. Животное шипело и пряталось по углам, как будто преследуемое невидимым призраком. Иногда кот начинал бешено метаться по комнатам. Обычно это происходило, когда Карина доставала свои «витамины».

- Эти таблетки больше пугают кота, чем помогают ей набрать вес, - сказала мама Крины как-то вечером, моя тарелки после ужина. – Вон как похудела, кожа висит да кости торчат.

Той ночью женщина плохо спала. Ей снилось, что она убегает от какого-то монстра, а на руках у неё маленький ребёнок, которого надо спасти во что бы то ни стало. Чудовище всё-таки настигло её, и она проснулась. По кровати беспокойно бегал кот.

- Это ты, - сонно сказала женщина, почёсывая кота за ухом. – Не спится? Из-за тебя кошмар привиделся.

Она попыталась заснуть, но это ей не удалось. Ей казалось, что кто-то тянет её за ногу, как будто чья- то ледяная рука пробралась под одеяло и пытается стащить её с кровати. Потом ощущение исчезло. А через полсекунды на кухне что-то упало и со звоном разбилось. Кот зашипел и спрятался под кровать.

- Да что происходит? – мама Карины включила ночник, встала и накинула халат. По пути на кухню она почему-то заглянула в спальню к дочери, чего не делала с тех пор, как Карина с криками выставила её из своей комнаты за то, что она принесла дочке поесть. Тарелка с ужином тогда вылетела в окно и упала на соседскую машину.

- Карина, ты ничего не слышала?

Ответа не было. Женщина потрясла дочь за плечо. Та не реагировала.

Реанимация была похожа на ту, где недавно оставил своё тело Сергей. Врачи бились до последнего, но Карина так хотела, чтобы её желание исполнилось. И теперь она покинула своё тело, вернее то, что от него осталось. Она уничтожила себя сама.

Второй огонёк погас, оставив после себя лишь пустоту.

Третий огонёк разгорался медленно, отбрасывая на стены комнаты причудливые тени, казавшиеся в ночи призраками. Огонёк превратился в пламя тонкой восковой свечки, почти полностью оплавившейся. Пламя свечи освещало лицо человека, склонившего голову перед старой иконкой, купленной полтора десятка лет назад на сомнительном развале. Иконка представляла собой тонкий листок с изображением Богородицы, распечатанном на обычном цветном принтере и приклеенном к прямоугольнику толстого картона.

Икона даже не была освящена, но человек, стоявший на коленях, об этом не знал. Он никогда не был верующим, и икону эту нашёл совершенно случайно – два дня назад она выпала из антресоли, когда он полез туда в поисках ватного одеяла.

Мужчина, сложив руки в молитве, бормотал:

- Ну, пожалуйста, пожалуйста, помогите, помогите, хоть кто-нибудь…

Сергей переместился в соседнюю комнату. Там стояла детская кровать, рядом, в кресле, склонив голову набок, уснула женщина. На полу лежала книжка со сказками Шарля Перро. Соскользнув с коленей женщины, книга упала, раскрывшись на цветной иллюстрации к «Волшебнице». Рядом с креслом стояла стойка с капельницей, а на кровати спала девочка лет пяти, совершенно лысая. Она дышала тихо, почти незаметно.

Дверь приоткрылась, и в комнату, стараясь ступать как можно тише, вошёл мужчина, молившийся на кухне. Он осторожно поднял книгу и, сделав закладку, положил на прикроватный столик, заваленный пузырьками, ампулами и коробочками с таблетками

Сергей смотрел сверху на этого человека и чувствовал, как вместо тёплого огонька, вокруг разгорается пламя ненависти.

Какого чёрта!

Пространство преобразилось, и комната превратилась в ночную улицу. Сергей спешил домой с работы, до дома оставалось каких-то пятьдесят метров, когда из-за угла вылетела красная иномарка. Водитель, как потом выяснилось, был сильно пьян. Но он отделается всего лишь лишением прав и условным наказанием, ведь он – единственный кормилец в семье с тяжело больным ребёнком.

Пространство снова преобразилось, и теперь Сергей парил над свежевырытой могилой, куда только что опустили красный гроб с его телом. Рядом, закрывая лицо платочком, стояла его жена, постаревшая за неделю на десять лет. У неё на плече рыдала старенькая мама Сергея. Из-под чёрной косынки выбились седые пряди, по глубоким морщинам текли слёзы. Женщины стояли, обнявшись, хотя раньше они плохо ладили.

Чуть поодаль нескладный угловатый паренёк обнимал за плечи светловолосую девчушку. Она ещё совсем маленькая и не понимает до конца, что случилось, и почему её папа больше никогда не покатает её на спине. А вот её брат всё прекрасно понимал, и понимание это обрушилось на него только теперь. Каждая горсть земли, падающая на крышку гроба, изменяла что-то внутри него. Пару дней назад он был ершистым хулиганом, с которым не могли сладить ни учителя, ни родители. А с кладбища выйдет взрослый парень, который всю жизнь будет нести груз ответственности и ни разу не пожалуется.

 В будущем он станет военным, дослужится до звания полковника. Его сестра выйдет замуж и станет примерной матерью четверых детей, одного из которых назовёт Сергеем – в честь отца она, лицо которого она никогда не вспомнит. Но теперь это просто двое растерянных испуганных детей, лишившихся отца. Их матери придётся взять на себя все заботы и поднимать их одной, при помощи больной бабушки.

А пьяный дурак, из-за которого всё это случилось, отделался лишь испугом. Больше того, Сергей, чьим детям предстоят годы испытаний, в которых он не сможет им помочь, должен спасти ребёнка своего убийцы.

Он не плакал и не просил прощения после аварии! И не молился за упокой моей души и за здравие моих близких! Почему я должен помогать его ребёнку? Чтобы вырос ещё один подонок, который считает, что ему всё позволено?!

Ничего не изменилось. Кладбище исчезло, но пространство оставалось прежним. Оно было одновременно наполненным и пустым. Сергей просто плыл в никуда, безучастно наблюдая, как события следуют друг за другом, одна картинка сменяется другой. Он понял, что так и проведёт вечность, бесцельно блуждая в пустоте.

Снова появилась детская спальня. Женщина так и спала в кресле, только теперь она была закутана в тёплый шерстяной плед. Сергей приблизился к девочке. Он смотрел на бледное личико с чёрными кругами под глазками и не мог заставить себя помочь ей.

Почему мои дети должны страдать из-за её отца?

Девочка пошевелилась и открыла глаза. Она смотрела прямо на Сергея, как будто могла его видеть.

- Ты ангел, да? – спросила девочка тихим голоском. – Ты пришёл забрать меня на небо?

Сергей резко сжал пространство и оказался в сияющей пустоте. Это было выше его сил. Девочка всё- таки не виновата в том, что её отец – мерзавец. И Сергей начал поиск. Утром он нашёл то, что искал.

Мужчина в элегантном костюме перебирал бумаги. Он взглянул на дорогие часы – пора оправляться на встречу с партнёрами, а он не успел разобрать все документы.

Серкретарша, эффектная блондинка в строгом костюме с юбкой чуть короче, чем следовало бы, принесла кофе. С сахаром, но без сливок. Секретарша немного нервничала, ведь через неделю ей предстояла операция по увеличению груди. Её жених будет в шоке.

- Марина, - обратился шеф к своей помощнице, - а что у нас с благотворительными проектами?

- Я подготовила несколько вариантов.

- Хорошо, я сейчас их просмотрю, выберу один, а вы передадите мои распоряжения.

До встречи оставалось всего двадцать минут, а шеф никак не мог выбрать, кому же пожертвовать деньги. Принять решение помешал компьютер, который завис в самый неподходящий момент. На экране высветилась фотография девочки лет пяти, лысой, с глубокими тенями под глазами. Ей поставили страшный диагноз, а у родителей не было денег на лечение.

- Встреча через десять минут, - напомнила Марина.

- Так, ладно, - сказал её начальник, поднимаясь, - я поехал, а Вы вызовите техподдержку, пусть посмотрят, что с моим компьютером.

- Вы выбрали проект?

- Да, - сказал шеф, выходя из кабинета. – Пусть будет тот, на котором зависла система.

Сергей посмотрел вперёд. Деньги пришли вовремя, и лечение оказалось успешным. После ремиссии девочка полностью поправилась. Позже она тоже будет молиться перед старой дешёвой иконкой, которую её отец бережно сохранит. Она будет просить послать ей ребёнка.

Очертания изменились, всё медленно растворилось. Линии и формы, которые появились после, уже не принадлежали этому миру. Сергей поднимался всё выше, туда, где он станет частицей в огромной системе, связанной с бесконечным множеством других систем. Он перешёл грань и растворился, распался на части, оставаясь целым.