Печать

Гуй Гу-цзы

Автор: Семен Турмачев.

Путь раскрытия и сокрытия необходимо поверяется началами Инь и Ян. С тем, кто держится открыто, нужно говорить о возвышенном, а с тем, кто держится скрытно, нужно говорить о низменном. В разговоре о низком предмете нужно вникать в подробности. В разговоре о возвышенном предмете, нужно указывать на великое. Тогда в сердце собеседника не останется ничего не выявленного, в делах не будет ничего невозможного, и можно будет добиться своей цели и в одной семье, и в одном царстве, и в целом мире.Можно будет вникнуть в предельно малое и объять умом предельно великое.

 

Печать

Поиски просветления. тибетская притча.

Автор: Семен Турмачев.

Миларепа повсюду искал просветления, но не мог найти ответа до тех пор, пока однажды не повстречал старого человека, медленно идущего по горной тропе с тяжёлой ношей на плечах. Немедленно, Миларепа почувствовал, что этот человек знал разгадку, которую он так упорно искал на протяжении многих лет.
— Старый человек, скажи пожалуйста, что такое просветление?
Старик улыбнулся, сбросил ношу с плеч и выпрямился.
— Да! Я понял! — закричал Миларепа. — Спасибо тебе, старик. Однако, будь добр, ответь на ещё один вопрос. Что происходит после просветления?
Улыбнувшись, старик опять поднял свой мешок на плечи, поправил его и пошёл своей дорогой.

 

 

Печать

Миром правят великие. Буддисткаяя притча.

Автор: Семен Турмачев.

Царевич Сиддхартха (будущий Будда) сидел на берегу пруда и внимательно что-то рассматривал. К нему подошла служанка, которая поинтересовалась, что он увидел.
— Посмотри, — сказал царевич, — на этого муравья-солдата. Он только что участвовал в битве с муравьями-термитами. Солдаты победили. Теперь он, зажав в челюстях, несёт убитого и побеждённого термита домой.
— Почему же он несёт его через этот камень, а не обойдёт его? — удивлённо спросила служанка. — Ведь он скатывается с него уже пятый раз.
— Он не может обходить препятствия, ведь он теперь считает себя великим. Великие не обходят препятствий, — ответил Сиддхартха.
— Какой же он великий? Я сейчас могу его спокойно раздавить, — усмехнулась собеседница.
— Он так считает. А это самое главное, — ответил будущий Будда. — Бог тоже мог бы наступить на моего отца — царя, но он всё равно считает себя великим. Если ты считаешь себя великим, этого достаточно. На деле же никто не велик. Вчера я размышлял. Я наблюдал за кроликом у воды. Он спрятался в траве и ел. Трава была такой высокой, что ему приходилось вставать на задние лапки, чтобы достать до кончиков. И тогда я подумал, что ни один человек не смог бы есть с бамбукового дерева, будь оно выше его головы. Так что кролик сильнее любого человека. И муравей тоже велик в своём мире. Он может им править, — заключил царевич.

 

 

 

Печать

Чжуан-цзы. Без желаний.

Автор: Семен Турмачев.

Хуэй Ши спросил Чжуан-цзы:

— Может ли человек совсем ничего не чувствовать, не испытывать никаких желаний?

— Может, — ответил Чжуан-цзы.

— Но можно ли тогда назвать его человеком? — спросил Хуэй Ши.

— Ты не понимаешь, что такое чувства, — ответил Чжуан-цзы. — Я говорю о человеке, который не вредит своему телу, потакая страстям. Он принимает жизнь как есть и позволяет ей протекать своим чередом.

— Но если он не улучшает того, что дано жизнью, как он может проявить себя в этом мире?

— Дао сделало его таким, каков он есть, Небо дало ему тело, а сам он, не потакая страстям, не причиняет вреда своему телу. Вот и всё! А ты привязываешь свой дух к внешним вещам, не имеющим к тебе отношения, а внутри истощаешь жизненную силу Ци. Прислонись к дереву и пой! Облокотись о столик и спи! Небо дало тебе тело и наполнило его жизнью, а ты утомляешь своё тело в бесконечных ненужных спорах и беседах.

 

 

Печать

Фрагмент из даосского трактата «Баопу-цзы»

Автор: Семен Турмачев.

 Фрагмент из даосского трактата «Баопу-цзы» (抱朴子), созданного Патриархом Гэ Хуном (葛洪) в 320 г. н.э. (перевод Е. Торчинова):

«Рассматривая даосские заповеди, можно заметить, что все они гласят о следующем: взыскующий Дао непременно должен накапливать добрые дела и обретать заслуги, быть добросердечным по отношению к другим существам и доброжелательным по отношению к другим людям, быть добрым даже к насекомым; он должен радоваться счастью других людей и печалиться их горестям, помогать находящимся в нужде и спасать попавших в беду, не поднимать руку ни на одно живое существо, не произносить проклятий и смотреть на успехи других людей, как на свои собственные, а на беды других людей так же, как и на свои собственные несчастья; он не должен гордиться собой и превозносить себя, не завидовать людям, превосходящим его, никому не льстить и не предаваться разврату. Если обрести такую степень добродетели, то будет обретено и счастье, даруемое Небом. Когда же все добродеяния будут совершены, тогда можно будет с надеждой на успех приступить к поискам состояния Бессмертного.»

Печать

МА ХУН О ПРИНЦИПАХ ТАЙЦЗИ

Автор: Семен Турмачев.

   Тайцзи-цюань - это часть культуры. Культура говорит о мышлении. Мышление - это познание законов. Тайцзи-цюань имеет свои принципы занятий, свои особые способы мышления, т.е. некоторые теории закономерного характера, выработанные длительным практикованием. Основания для возникновения принципов тайцзи-цюаня многосторонние.

Тайцзи-цюань - часть китайской традиционной культуры, но его исследовала и современная наука. Так что для понимания принципов нужно поизучать китайскую классическую философию -учение о переменах, о великом пределе и инь-ян, традиционную медицину, традиционные учения о взращивании жизненности (яншэн), о воинском искусстве, об эстетике и пр. И в то же время надо поизучать современную биологию, психологию, механику движений и прочее, относящееся к человеку. Среди всего этого первейшее - учение о великом пределе и инь-ян, относящееся к ицзинистике. Произнося «гимнастика великий предел» (тайцзи-цюань), ученик должен понимать принципы великого предела. Это инь и ян, друг друга обнимающие.

Выражение «двинулся - и разделился на инь и ян» говорит о двух сторонах, иньской и янской, о двух факторах, двух силах, которые сосуществуют, взаимно стимулируют, убывая и возрастая, независимые и объединенные. Инь и ян соединяются - это великий предел, он разделяется - это инь и ян. Короче, объединение - это великий предел, разделение - инь и ян. Двинулся - это спираль. Разобравшись с отношениями между инь и ян, можно глубже понять принципы тайцзи-цюаня.

Законы изменения инь-ян многообразны и сложны, внутреннее содержание инь-ян форм сознания богатое.

Например, симметрия инь-ян (есть левое - непременно есть и правое, есть переднее - непременно есть и заднее, есть верхнее - непременно есть и нижнее, левое развивается - правое падает, правое развивается - левое падает, в пути вперед непременно есть опора назад и т.д.), инь и ян взаимно стимулируют, взаимно приумножают (регулируют, верхушка ритмична - и корень ритмичен, центр ритмичен - верх и низ ритмичны, ритм за ритмом друг друга пронизывает; переднее и заднее, кисти и стопы, наступление и отступление взаимно соответствуют; ощущают телом единство всего организма), инь и ян - корень друг для друга (пустое - корень для полного и наоборот, жесткое - корень для мягкого и наоборот), инь и ян друг друга охватывают, беременны друг другом (в инь есть ян, а в ян есть инь, в открывании есть закрывание и наоборот, в жестком есть мягкое и наоборот), инь и ян имеют порядок (излом и складывание имеют порядок, не отправившись не вернешься, отправление и возврат имеют излом, хочешь вперед - сначала назад, хочешь влево - сначала вправо, хочешь наступать - сначала отступи, хочешь открыться - сначала закройся, хочешь вверх - сначала вниз и наоборот).

Изменчивость и преобразуемость инь и ян имеют последовательность и неизмеримость, изменения имеют спиралевидную форму (волнообразную, как некруглая дуга, S-образную или со - образную без прямого прихода или ухода).

Тайцзи-цюань в своей программе базируется на принципах инь-ян. Здесь изучают открывание-закрывание, жесткое - мягкое, легкое - погруженное, пустое - полное, быстрое - медленное, квадратное - круглое, преобразование (хуа) - удар (да), накопление - выпуск и прочие связи. Полное использование этих философских принципов в гимнастике для оздоровления, самозащиты, для решения разных дел позволит нам, занимающимся, повсюду соответствовать философии инь-ян великого предела. Некоторые иностранные друзья говорят, что китайская гимнастика «великий предел» - это философская гимнастика, по ней можно изучать жизнь восточного человека, по ней познаешь тайны китайской традиционной философии. И не без оснований. Так что мы, занимающиеся, должны немного понимать принципы великого предела.